Category: искусство

Перламутровые инкрустации (Sedefcilik)


 
Sedef — это турецкое название перламутра, который широко используется в традиционном искусстве-инкрустации деревянных изделий. Этот вид ремесла получил особую популярность в Оттоманский период. В 15 — 19 столетиях было изготовлено очень много мебели и предметов инкрустированных перламутром.Collapse )

История и особенности турецкой керамики

 

Производство художественной керамики на территории Малой Азии уходит своими корнями в далекое прошлое. Питательной средой для развития керамического дела в османском государстве послужили византийские и особенно сельджукские традиции. Сельджуки оставили после себя богатое наследие в виде уникальных изразцов, изготавливавшихся в 13 веке, в период расцвета империи. Стиль этого периода называют “руми”. Руми зародился в Риме, в византийских техниках росписи керамики, которые перенимают сельджуки, называвшие себя Руми (Римские сельджуки). Этот стиль характеризуют пышные, стилизованные формы листьев и бутонов.


В османском государстве укрепление центральной власти, рост городов, развитие торговли и ремесла, создали благоприятные предпосылки для строительства, в котором керамика как один из основных декоративных материалов сразу заняла прочное место.

Процесс становления и развития керамического дела в Османском государстве находился в теснейшей связи и зависимости от уровня производства керамики в соседних и отдаленных странах. Частые военные столкновения между ними обуславливали частые перемещения искусных ремесленников и художников, вольно или невольно продолжавших трудиться в новых условиях. В связи с этим становится понятной заметная близость турецкого керамического искусства 15 в. современным им или более ранним памятникам Сирии, Ирана и Средней Азии.
Так наряду с общими для искусства Ближнего Востока растительными мотивами и элементами геометризованного узора в турецкой керамике прочное место заняли мотивы дальневосточной (китайской) орнаментики.
Натуралистичные цветочные композиции или изображения растений на керамике напоминали райский сад. Фигуры отображали аллегорические и символические свойства, например флору и фауну местности. Геометрический дизайн интерпретировался как общее изображение мира или вселенной. Использовались также мотивы из животного мира, например птицы, лошади, змеи, хищные животные или скорпионы, в зависимости от того, что необходимо было выразить изображением.
Цветочные орнаменты, натуралистичные цветочные и растительные композиции, восхитительные разноцветные цветочные мотивы представляли собой метафорические намеки на «Сады блаженства». Изготовленные по принципу подглазурной росписи, они поражали своей яркостью цветов: бирюза, королевский голубой, красный и зеленый. Писатель-путешественник Sa´d ad-Din писал: «Из земли этой местности изготавливают керамику, что невозможно описать словами. Ее сложно отличить от китайского фарфора».

Завоевание турками Константинополя в 1453 году и превращение его в столицу Османского государства – Стамбул, рост городов, развитие зодчества увеличили потребности в таком идеальном строительном материале как керамика. Возникла необходимость создания более крупного центра производства. Богатые залежи высококачественной белой глины способствовали выдвижению на первый план небольшого город Изника (Никея), находящегося в нескольких десятках километров от столицы.
Разнообразию типов форм изникской ранней керамики вполне соответствует их техническое исполнение и декоративное убранство. Изделия изготавливались из светлой глины. Роспись производилась синей кобальтовой краской по белому фону, под прозрачной глазурью. Использовались 2 оттенка кобальта: светлый – для основной росписи и темный – для контура. В этот период получил распространение прием росписи «резерв», когда фон заливали краской, а части, не тронутые краской, образовывали рисунок.
Изникским изделиям раннего времени присуща великолепная по мастерству и изяществу роспись. Орнаментика состоит из очень тонко исполненных растительных мотивов, среди которых основное место занимают цветы с закругленными лепестками, вьющиеся стебли с мелкими листьями и завитками, а также традиционные арабески (стилизованное изображение листа или полулиста). Среди растительных мотивов преобладает цветок лотоса, по-турецки называемый «хатаи».

Как лотос, так и мотив «китайские облака» (стилизованная петлеобразная фигура) являются в то время неотъемлемой частью декора. Появление этих деталей декора объясняется воздействием привозных дальневосточных товаров, и в частности фарфора периода Мин (1368—1644). Так турецкое выражение cini (плитка) отражает влияние китайской культуры. Выражаясь по-иному, турецкое слово означает изготовление или воспроизведение китайской керамики. Один из мотивов, например, называется Чинтамани (Cintamani).

Чинтамани- это типичный мотив Центральной Азии, состоящий из 3 кружков, не только игравший определенную роль в буддизме, но и представлявший расположение звезд и луны, согласно которому османский двор праздновал Новруз (праздник весны и начала нового года)



Высокохудожественный фарфор служил изникским мастерам в качестве образца. Но заимствуя те или иные схемы, изникские керамисты были далеки от слепого подражания. Они по-своему трактовали их и вводили собственные мотивы.

В 16 веке наметился переход к новому орнаментальному решению. По-прежнему применяя синие цветы с круглыми лепестками, лотосы, листья на вьющихся стеблях, изникские мастера начинают декорировать свои изделия своеобразным узором из тонких синих или темно-зеленых стеблей с мелкими листьями, цветами в виде звездочек и завитками, располагающимися на поверхности сосудов правильными спиралями. Постепенно в росписи стал включаться бирюзовый цвет, затем оливково-зеленый, коричневато-фиолетовый и черный для контура рисунка. В середине века происходит окончательное сложение специфических черт декоративного убранства турецкой керамики. Основу его составляет богатая растительная орнаментика, что было свойственно всему турецкому искусству. Это объясняется влиянием мусульманской религии. Оно же отличает турецкую керамику от иранской, где, кроме растительных узоров широкое распространение получили изображения живых существ.

С 30—40 гг. 16 века основное место в декоре турецких изделий занимают всевозможные, своеобразно трактованные деревья, кусты, стебли, листья, цветы, плоды. Излюбленными элементами росписи становятся цветы – тюльпаны, гвоздики, розы, гиацинты, амариллисы, цветы жимолости, груши, персика, иногда – ирисы. Появление лотоса и разработка его вариаций предполагает дальневосточный прототип, арабеска же имеет явно выраженное местное, сельджукское происхождение. Тюльпан, гвоздика и гиацинт могли проникнуть в декор как мотив народного творчества тюркских племен. Эти растения – уроженцы степных и горных районов и их использование может быть отголоском искусства кочевников, которые составляли и составляют часть населения Малой Азии. Использование в росписях розы – цветка, необычайно популярного на всем Ближнем Востоке, и плода граната, согласно бытовавшим в этих странах воззрениям, символа райской жизни, следует ставить в связь со старыми традициями в искусстве Малой Азии.

Керамические изделия изготавливались из хорошо обработанной светлой глины, дававшей при обжиге в большинстве случаев хрупкий и пористый черепок розового или кремового тона. Подготовленное изделие покрывали ангобом – раствором белой глины, осаждавшейся на изделии после того, как впитывалась вода. Роспись выполняли жидкими красками. Чтобы четче выделить рисунок его обводили черным, реже – темно-зеленым или синим контуром. Красками обычно служили окислы металлов, дававшие при обжиге различные тона: окись кобальта – синий, окись марганца – фиолетово-коричневатый, окись меди – бирюзовый и зеленый, окись железа – красный и т.д. Черный тон достигался сажевой краской, замешанной на каком-либо растворе органического происхождения. В Турции предпочитали особые градации и соотношения отдельных тонов.
Чтобы закрепить краски и придать изделию прочность, водонепроницаемость и красивый внешний вид, после нанесения рисунка оно покрывалось глазурью. В отличие от прочей ближневосточной керамики турецким изделиям свойственно применение очень прочной свинцовой бесцветной глазури с мягким, ровным блеском, лежавшим после обжига плотным слоем, не дававшим трещин.
С середины 16 в. палитра изникских мастеров обогащается еще двумя тонами, не применявшимися ранее – ярко-зеленым и ярко-красным. Впервые красный цвет появляется на изразцах стамбульской мечети Сулеймание и на лампе, предназначавшейся для этой мечети.
Сочный красный цвет был впервые использован персидскими художниками, поневоле вынужденными жить в Изнике. Секрет изготовления был однако унесен ими в могилу. И сегодня это одна из наиболее сложно изготавливаемых красок.

Наряду с орнаментикой не последнюю роль в декоре турецкой керамики играли элементы эпиграфики. Входя в сложные композиции, надписи были тем необходимым компонентом, который порой «оживлял» ту или иную орнаментальную схему. Надписи выполнялись двумя почерками – куфическим – с прямыми, четкими, угловатыми очертаниями букв и «насхом» - с буквами более округлыми. В отличие от керамики Ирана содержание надписей на турецких изделиях носило почти исключительно религиозный характер: изречения из корана, имена бога, Мухаммеда, четырех первых халифов и т.д.

Способ украшения – расположение узора и его составных частей – во многом диктовался формой и назначением керамических изделий. Самой распространенной композицией был «цветущий куст» или «букет»: на дне у края круга помещался пучок зеленых продолговатых листьев, из которых как бы вырастали цветущие ветки. Так же центральное место отводилось большому изогнутому листу, вокруг которого группируются остальные ветви.



Излюбленными были и композиции с большой розеткой в центре, с медальонами и картушами, обращенными к центру, со спиральной веткой, занимающей все пространство круга.
Специфическая трактовка отличает исполнение почти каждого растительного мотива в турецкой орнаментике. Так тюльпаны изображались с двумя или тремя заостренными лепестками, с пятнышками, полосками. Цветок гвоздики принимал очертания веера лепестков, выходящих из одной чашечки. Розу изображали как бы увиденной сверху и сбоку, с лепестками, находящими друг на друга. Все особенности декора изникских изделий сводятся к одной основной черте, позволяющей отличать их от других образцов ближневосточной керамики: при традиционной плоскостной трактовке и стилизации отдельных деталей узора – общая реалистическая трактовка сюжета. В этом отношении турецкая керамика превосходит керамические изделия соседнего Ирана. Они далеки от полных жизни и движения сюжетов турецких изделий.



Между прочим: Тюльпан, пришедший из Турции, а не из Голандии как это принято считать, являлся с 16 века любимым мотивом при росписи керамики. Турецкое имя «lâle» представляет собой в арабском шрифте анаграмму Аллаха. Поэтому тюльпан у Осман считался священным цветком. Идеальные цветки должны были быть красными и кинжалообразной формы. Дарение цветка означало: ” Твоя красота меня воспламенила” И сегодня тюльпан является символом, который в Турции можно видеть повсеместно.
В 16 веке на изделиях также все чаще появляются изображения живых существ и людей. На кружках, вазах, чашах рисуют зайцев, ланей, оленей, собак, барсов, львов, уток, павлинов и других птиц, рыб, а также фантастические существа – «пери» и драконов. Изображения животных характерны для всего Ближнего Востока, дракона – следует связывать с отголосками сельджукского искусства. Появление фигурных сюжетов на изникской керамике данного периода говорит о том, что мусульманская религия не могла полностью подавить свободу творчества художников.



Разнообразие декоративного оформления изникской керамики тесно связано и с другими видами турецкого искусства. Так в керамическом деле заимствовались формы изделий из бронзы, меди и серебра. Связь керамики с другими видами художественного ремесла заметна непосредственно и в способах декорирования. Характерная для всего искусства Турции яркая, красочная гамма чистых тонов, где преобладает белый, синий, голубой и красный цвета, неотделима от оформления керамических изделий. Почти все виды орнамента, начиная с «китайских облаков» и кончая растительными мотивами, были свойственны и тканям, и коврам, и керамике.
В 17 веке новшеством в декоративном убранстве керамики становится золочение. Оно выполнялось путем наложения или нанесения на глазурованную поверхность тонкого слоя связующего раствора с мелко растертым золотом и предполагало последующий обжиг.


Новым моментом в декоре изделий Изника этого периода становятся и христианские сюжеты. Падение спроса на керамику со стороны султанского двора и его окружения побудили мастеров искать для сбыта новые сферы. Изображения человека, церквей, греческих надписей, крестов и т.д. сочетались с обычным турецким орнаментом.

Благодаря тесным торговым и культурным связям Турции с другими странами по всему миру, турецкая керамика получила распространение и там. В некоторых странах – соседствующих с Османским государством, турецкая керамика не только широко бытовала, но и оказала воздействие на местное керамическое производство, вызывая многочисленные подражания.

В 18 в. изготовление керамики в Изнике почти прекращается, и значение центра производства переходит к Кютахье – небольшому городу, расположенному к юго-востоку от Стамбула.
Кютахийская керамика отличается разнообразием типов и форм, техникой исполнения и цветовой гаммой. Орнаментация своеобразна по характеру. Ее составляют растительные мотивы: цветы, листья, стебли, иногда кипарисы. Растительный орнамент часто перемежается геометризированными узорами – зигзагообразными или ломаными линиями, кружками. Отражение в орнаменте Кютахьи получили и некоторые декоративные мотивы изникской керамики. Использовались сходные композиции, мелкие детали, такие как тюльпаны, гвоздики, зубчатые листья. Необычайность кютахийской керамики – главным образом экзотичность мелкого узора, пестрые сочетания красок – привлекала внимание и образцы «Севра Востока», как ее называли в Европе, охотно покупали. Из цветов предпочитались зеленый, голубой, красный, желтый и лиловый цвета. Существовал особый зеленый тон, получивший название «кютахийский зеленый».

Спрос на кютахийскую керамику вызывал у керамистов стремление приспосабливаться к вкусам европейских потребителей, что нашло свое отражение в имитации европейских форм и типов. Тому способствовал и ввоз французских и немецких фаянсов в Турцию. Происходило любопытное явление: с одной стороны местные изделия становились популярными в Европе, а с другой – европейские фаянсы оказывались модными в Турции и влияли на кютахийское производство.
Европейское влияние проявилось и во введении в практику марок, которые ставились на изделие. Марки представляли собой небольшие знаки различной формы и конфигурации, обычно нанесенные тонкими черными, реже синими линиями или же точками и полосками красного ангоба под глазурью.
В середине 20 века в гончарном ремесле наметился возврат к сельджукским и османским формам и стилям. Главные центры производства находятся сегодня в Изнике и Кютахье, причем в обоих городах изготавливается широкий ассортимент классической, нео-классической и современной керамики. И сегодня еще подкупает высочайшее качество этого ремесла, восхищает «Чистотой» дизайна, красок и многообразием уникальных глиняных изделий.

Источники: Ю.Миллер «Художественная керамика Турции»

Словарь:
Ангоб (франц. engobe) — тонкий слой белой или цветной глины, наносимый на поверхность керамического изделия до его обжига для залицовки неровностей и придания соответствующего вида и цвета.

Фаянс (фр. faience, от названия итальянского города Фаэнца, где производился фаянс), керамические изделия, имеющие плотный мелкопористый черепок (обычно белый), покрытые прозрачной или глухой (непрозрачной) глазурью. Для изготовления фаянса применяются те же материалы, что и для производства фарфора (меняется лишь соотношение компонентов), и сходная технология (различия в режиме обжига).

Полуфаянс — Фаянсы, покрытые прозрачной свинцовой глазурью, называются «полуфаянсами». Такое название указывает на техническое отличие этих фаянсов от «настоящих» фаянсов, покрытых непрозрачной оловянной глазурью.

Родиной полуфаянсов является Восток. В XVI веке эта техника начала использоваться в турецкой керамике. Турецкие полуфаянсы, известные под ложным названием «родосские», являются самыми яркими произведениями керамики Востока, благодаря красоте своих красок.
 


Kütahya Porselen


На кухне во всю кипит ремонт. С одной стороны тяжело,ну а с другой прекрасный повод приобрести что-нибудь новенькое.Давно хотела что-нибудь для кухни и стола прикупить.Да все никак руки,вернее финансы не доходили. А тут, раз уж все стали менять, выбросила старые сковородки и кастрюли. Тарелки и стаканы отправились на дачу в Анталию. А у меня в коробках ждут своего часа новый теффалевский набор сковородок и кастрюль,огромный набор посуды для праздничного стола и набор посуды на каждый день. У каждой турецкой хозяйки имеется такой «парадно-выходно-гостевой» сэт. Вот и я наконец-то восполнила этот свой кухонный пробел.Теперь можно не бояться толпы гостей.Посуды на всех хватит.
Поиски были долгими,но как обычно закончились совсем не так и не тем,что предположительно ожидалось.
Искала парадный набор в черно-серебрянно-серо-белой гамме. Прошла кучу магазинов. В итоге наткнулась прям у себя под домом на огромную распродажу (действительно очень выгодную),думать долго не стала и стала обладательницей набора с бордовыми,белыми и золотыми красками плюс прикупила набор на 6 персон для каждодневного использования. И вся эта красота за 300 лир = практически даром (кто живет в Турции меня поймет)
Оба набора — Кютахья порселен. Это очень известная в Турции марка из одноименного города Кютахья.Он славится своими фарфоровыми мастрескими,которые действуют здесь с 16 века.

Сам по себе город тоже является отдельной достопримечательностью, поскольку лежит на маршруте путешественников, следующих по Центральной Анатолии. Этот путь пролегает по землям древней Фригии, которая нам знакома из греческой мифологии. Самым известным и почитаемым царем фригийцев был Мидас. С его легкой руки и была основана Кютахья, где тихо и мирно жили и трудились гончары. С приходом сельджуков, глиняных дел мастера прославились во всех районах, с которыми в то время у Турции были торговые связи. Конечно, лавры получали не сами гончары, а их изделия, которые при близком рассмотрении напоминают знаменитую русскую гжель: голубой рисунок на белом фоне. Роднит далекую Турцию с исконно русской росписью и тот факт, что так же, как и на Руси, керамические изделия, выходившие из обжиговых печей города Кютахьи в XVI — XVII веках считались не домашней утварью, а произведением искусства. Чего только стоили искусно выполненные голубые изразцы…
Кютахья Порселен Груп была основана в 1973 году. Производительность  100 миллионов изделий в год позволяет назвать Кютахью фирмой с самыми большими производительными способностями в Европе. Пятьдесят процентов продукции экспортируется в 47 стран мира.И самое главное у фирмы имеется сертификат,подтвержающий качество продукции и отсутствие в ее составе вредных для здоровья веществ,которые часто можно приобрести бонусом вместе с китайскими наборами)
Несколько образцов продукции
 

 
  
  
 
А это мой
 
 
 На каждый день набор еще не разбирала,нашла в каталоге фотку чашки оттуда
 
 


Эбру

Эбру-это турецкое национальное исламское искусство.Во всем мире известно под названием-марблинг или мраморирование.
«Искусство облаков» - так называли марморирование в Персии и Турции в XV в.
Техника марморирования интересна тем, что перенос изображения (жидких разводов похожих на прожилки мрамора) происходит с жидкой поверхности на подвергаемый декорированию предмет. Декорированию с помощью марморирования могут подвергаться стеклянные, керамические, бумажные, картонные, деревянные, пластиковые, гипсовые, тканевые и прочие предметы все зависит только от Вашего желания.
Процесс марморирования достаточно прост капли краски капают на поверхность воды, их разводят палочками либо другими удобными инструментами в разные стороны, создавая затейливые узоры. Затем декорируемый предмет, на несколько секунд, прислоняют к поверхности воды, поверхность предмета перенимает узор.
Кто и когда придумал эбру неизвестно,есть предположение,что это искусство родилось в Бухаре,а дальше по Великому шелковому пути попало в Персию и Анатолию.
Изначально,турки использовали мрамирование в переплетном деле,сейчас популярностью пользуются картины.
Расцвет эбру пережило в 1500—1700. Художники Бейазита создавали настоящие шедевры,которые продавались в Европу и Америку под названием «турецкая бумага» или «турецкая мраморная бумага».Сначала в этой технике создавались абстрактные работы,пока Наджмеддин Окйай (1883—1976) не придумал цветочный дизайн в технике эбру. Это подняло новую волну интереса к турецкому марблингу по всему миру.
Предлагаю всем посмотреть на магию турецкого эбру

А это процесс переноса на бумагу

Люди.Александр Васильев: «Я влюблён в Стамбул»

 
Уложить в рамки небольшого интервью многогранность таланта Александра Васильева – сложная задача. Географическая широта и профессиональная глубина его деятельности поражают воображение. Историк и теоретик моды, писатель, журналист, телеведущий, профессор престижных университетов мира, дизайнер костюмов и интерьеров, коллекционер – вот лишь некоторые профессиональные «ипостаси» его личности.
Александр Васильев – автор переведённых на несколько языков и многократно переизданных книг «Красота в изгнании», «Русская мода. 150 лет в фотографиях», «Екропейская мода, Три века из собрания Александра Васильева», «Этюды о моде и стиле», «Carte Postale» и сотен статей. Телезрители телеканала «Культура» знают его по циклу передач «Дуновение века», посвящённого истории костюма и моды. Оформленные Васильевым оперные и балетные постановки можно увидеть на театральных подмостках Англии, Германии, Португалии, Италии, Швеции, США, Китая, Японии и многих других стран. Его страница в Интернете www.vassiliev.com
Двоюродный дядя Васильева, Михаленок, в 30-е годы служил военным атташе СССР в Анкаре. Однако это лишь самая малая и незначительная часть из того много, что связывает Александра Васильева с Турцией.
- Александр Александрович, Вы много занимаетесь эмиграцией. Чем вызван интерес к этой теме?
- Я не «занимаюсь» эмиграцией. Это не правильно. Я сам эмигрант c 1982 года , и это моя среда. Есть люди, которые сидят в архиве, в научных кабинетах и, действительно, «занимаются» эмиграцией. А это – часть моей жизни…
- В вашей книге «Красота в изгнании» целая глава посвящена русским эмигрантам в Турции. «Белая эмиграция» 1920-х годов тоже стала частью вашей жизни?
- В какой-то степени, да. Ведь через Турцию прошли более 200 тысяч русских эмигрантов. Константинополь —Стамбул стал перевалочным пунктом для большинства русских беженцев, бежавших через юг России – Одессу, Ялту и Новороссийск. Русские сделали огромный вклад в развитие культуры республиканской Турции. Они первыми привезли в Стамбул оперу, балет, русскую классическую музыку. Первые турецкие фильмы тоже сняли русские. В Стамбуле было русское подворье, русское кладбище, православная церковь. Закоулки центрального стамбульского района Пера были наполнены русской речью. Всё это богатый материал для изучения…
- И каким же образом Вы осваивали этот материал?
- Я лично встречался с людьми, которые прошли через Константинополь в двадцатые годы. К сожалению, до наших дней дожили лишь немногие из них. Дольше всех прожила основательница первой турецкой балетной школы и, с уверенностью можно сказать, турецкого балета Лидия Красса-Арзуманова. Я знал первую аккомпаниаторшу турецкого радио и телевидения, баронессу Юлию Константиновну Таскину фон-Клод-Юргенсбург. До сих пор в Стамбуле живёт балерина Лёля Гордиенко- Арель. Я посещал дом графини Эмилии Татищевой. Часть архивов и фотографий её семьи я приобрел себе. Вообще, мне пришлось изучить огромное количество дневников, архивов и источников…
- Ваша коллекция костюмов и антиквариата известна по всему миру. С точки зрения коллекционера, Стамбул для вас интересен?
- Конечно. Стамбул – один из самых великолепных городов мира, где находятся прекрасные антикварные рынки – Хор Хор и Чукур Джумаа. Я много приобрёл в Турции для своего фамильного поместья в Литве. В древней османской столице я знаю одного православного турка, Сема Байоля, который торгует русским антиквариатом и собирает русские вещи. В моём доме есть много турецкой керамики и тканей из Турции.
- Что вы сделали для Турции как постановщик?
- Впервые я попал в Турцию в 1988 году. Тогда меня попросили оформить для Анкаринской оперы «Идиота» по Достоевскому в постановке видного хореографа Валерия Панова. С тех пор я оформил в Турции около 18 постановок, в основном, классического балета и оперы. Некоторые из них, такие как балет «Чанаккале», балет «Птичка певчая» и балет «Гарем», в постановке Заслуженной Артистки Турции Мерич Чиминджилер до сих пор идут в Анкаре, Стамбуле и Мерсине. «Гарем» показывают во дворце Топкапы перед официальными делегациями. В стамбульском Музее искусства Сабанджи я провёл выставку коллекции моих исторических костюмов «Париж-Петербург: 3 столетия моды». Более 40 000 человек побывало на ней! Среди прочего, я разработал интерьер для знаменитого ресторана «Режанс», который был одним из культурных центров «белой эмиграции». Сейчас там висит почётная табличка «Здесь обедал Александр Васильев» (смеётся)
- В Турции оценили Ваш профессионализм?
- И больше, чем в России. Девятый президент Турецкой Республики Сулейман Демирель дважды лично вручал мне награду «Тобаб» за вклад в театральную культуру Турции. Я продолжаю работу в Турции и достаточно известен в этой стране. Пожалуй, даже больше, чем среди русской публики. Правда, признаться, моя успешная деятельность в Турции вызывает зависть со стороны турецких коллег.
- Вы читаете лекции на четырёх языках в университетах многих стран мира. Турция входит в число этих стран?
- Я много читал лекции в Анкаре, Измире и Стамбуле. Целый семестр преподавал в анкарском университете Билкент. Также я читал лекции в измирском Политехническом университете. А в Стамбуле я часто даю мастер-классы. Мне приходится посещать Турцию практически каждый год по нескольку раз.
- Александр Александрович, что бы Вы могли рассказать об истории взаимовлияния русского и турецкого костюмов…
- Если вкратце, то до Петра Первого влияние турецкого костюма, а точнее тюркского, на русский костюм было колоссальным. Боярский костюм всецело зависел от оттоманского двора. Именно оттуда к нам приходили ткани, атласы, бархаты, парчи – всё шло из Константинополя. Стоит сходить в Оружейную палату, чтобы воочию убедиться в истинности этих слов. Однако ещё больше влияние оказывалось на вкусы. В 17—19 веках турецкий стиль оказал влияние на русских через Европу, где стал популярным «турецкий романтизм». В 18 веке, во время Чесменского сражения, в моду вошёл стиль «Тюркери». В гардеробах появились тюрбаны, ткани, жилеты, многие аксессуары, шаровары, турецкие полоски. Мода «на турецкое» сопровождалась развитием ориентальных мотивов в одежде. Когда Дягилевский Русский Балет поставил «Шахерезаду» в 1910 году, русские вновь вспомнили о Турции. По дороге в Грецию Бакст проехал через Константинополь и воспринял очень многое из османской культуры. В свою очередь, русские оказали влияние на турок позже, во время «белой эмиграции». Особенно это отразилось на женской моде. Именно русские переселенцы открыли первые дома моды в Стамбуле. Самый известный из них назывался «Феражаль», а другой «Сидан».
- Как Турция влияет на современную мировую моду?
- У турок есть уникальное качество: они никогда не ленятся. Турки – невероятно трудолюбивый народ. Поэтому их производство одежды, наравне с Китаем и Индией, одно из самых передовых в мире. Множество знаменитых европейских дизайнеров шьют свою одежду в Турции, предлагающая всегда хорошее качество и модные тенденции. Турки учатся в европейских странах. Они интересуются новинками моды и сразу внедряют их в производство. Турки очень предприимчивы. В Турции люди одеваются очень стильно и элегантно.

Опубликовано в журнале «Перспективы»

Автор: Луговой Григорий